Исторически так сложилось, что проблема связей балтийских славян с северо-западными землями будущей Руси в наиболее ранний период VIII-IX веков практически не изучалась в Германии. Западноевропейские письменные источники крайне скупы на события, происходившие в славянских землях юга Балтики того времени, так что об истории целых регионов до X века неизвестно практически ничего. Возможная связь балтийских славян с варягами русских летописей не рассматривалась тут в принципе. На артефакты из Восточной Европы VIII-IX веков, которые то и дело находят на на юге Балтики, не обращают существенного внимания. В лучшем случае при описании находок, связывающих восточную Европу и юг Балтики в этот период, указывают на некие абстрактные «обширные торговые связи», в худшем – прямо или косвенно в них подозревается скандинавское посредство.
 

Славянская ладья «Перун» на пути из Рерика в Волин (фото: Bernd Jakobsen, Ostsee-Zeitung)

Однако детальное археологическое изучение целой сети по большей части случайно найденных на юге Балтики торговых центров VIII-IX веков и более или менее подробная публикация результатов исследований двух последних десятилетий способны вывести дискуссию о варяжском вопросе на новый уровень. Последним большим событием в археологии юго-запада Балтики стало открытие и раскопки торгового центра возле деревни Гросс Штрёмкендорф рядом с современным городом Висмар в федеративной земле Мекленбург – Передняя Померания.
 


Расположение торгового центра Гросс Штрёмкендорф на севере Германии.

Уже в конце 1970-80-х годов на основании многочисленных случайных находок на поверхности сельскохозяйственного поля возле деревни Гросс Штрёмкендорф археологам стало ясно, что на этом месте должно было находиться нечто очень существенное. Проводившиеся в начале 1990-х раскопки открыли огромный, растянувшийся в общей сложности более чем на 20 га, торгово-ремесленный центр с пристанью и могильником – одно из самых больших ранних западнославянских поселений вообще.
 

План торгового центра в Гросс Штрёмкендорфе,
составленный по результатам раскопок (M.Gerds, 2010).

Значительная часть его в настоящее время находится под водой, но даже проведённые на сухопутном участке исследования более чем оправдали ожидания учёных. В то время как население торгового центра проживало в очень скромных и малокомфортных землянках, здесь было найдено немалое количество дорогостоящих и импортных вещей и ремесленных мастерских со следами текстильного производства, производства гребней на импорт, обширного производства керамики, кузнечного и ювелирного дела, обработки янтаря и стекла. Последнее ремесло, подтверждённое 1724 стеклянными находками, представляло из себя производство высоко ценившихся в то время стеклянных бус из импортированного предположительно из франкской империи стекла.
 

Стеклянные изделия из торгового центра в Гросс Штрёмкендорфе (по А. Pöche, 2005).

Однако ещё более ценными для истории оказались дендрохронологические анализы сохранившихся брёвен колодцев поселения, по которым удалось установить 3 фазы существования торгового центра. Первая фаза указывала на его основание в 735-736 годах, вторая – на обновление и расширение поселения и основание могильника в 760 г., третья же датируется 780-811 годами, после чего поселение прекратило своё существование, более не обновлялось и не перестраивалось. Представшая, таким образом, картина существования крупного торгового центра на территории проживания племени ободритов, основанного в первой половине VIII века, достигшего наибольшего расцвета в его конце и прекратившего существовать в первой четверти IX века, практически не оставляла археологам сомнений – поселение в Гросс Штрёмкендорфе с большой долей вероятности должно было быть легендарным ободритским городом Рерик, разрушенным датским королём Готтфридом в 808 году.
 
Согласно франкским анналам, Готтфрид переселил купцов из Рерика в датский торговый центр Хаитабу, чем в немалой степени вызвал бурный рост датской торговли и подорвал экономику ободритов. По всей видимости, после разрушения была предпринята попытка восстановить Рерик, либо он не был полностью разрушен во время нападения, потому как в следующем после разрушения году он снова появляется во франкских анналах как место убийства ободритского князя Дражко. Однако после этого Рерик более не упоминается в числе ободритских городов, по всей видимости, в силу прихода торгового центра в упадок вследствие переселения купцов в Данию или перенесения его в другое место.
 
Не менее интересным, чем подтверждение слов франкской хроники археологией, кажется находка в могильнике «Рерика» керамики ладожского типа. Как уже было отмечено выше, могильник датируется периодом 760-811 гг. и находка в нём ладожской керамики является, возможно, самым ранним достоверно подтверждённым археологией указанием на контакты ободритов с землями словен в будущей северо-западной Руси.
 

Находка ладожской керамики на плане раскопок, по T. Brorsson, 2010.

 
Подтверждение связей словен с ободритскими землями в конце VIII – начале IX веков может позволить пересмотреть некоторые сделанные до этого предположения по культурным влияниям на раннюю Ладогу и предложить иные варианты их интерпретации – к примеру, возникновение в Ладоге в указанный период производства аналогичных рерикским стеклянных бус, также изготавливавшихся из импортированного стекла. До этого предполагалось проникновение этого ремесла с востока или из Скандинавии. Связи с Рериком могли бы объяснить и находки в Ладоге франкских вещей, вроде меровингского гребня VII века или татингской керамики – меровингские артефакты, франкская и фризская керамика в обилии найдены в Гросс Штрёмкендорфе, что объясняется близкими союзническими отношениями ободритов с франками в тот период. Возможным указанием на «перевалочный пункт» по пути из Рерика в Ладогу может послужить находка куршского сосуда, найденного в могильнике Гросс Штрёмкендорфа. Как пример других возможных связей Гросс Штрёмкендорфа с Ладогой можно привести находки татингской керамики и арабских монет конца VIII века.
 

Находки татингских кувшинов на Балтике, по J. Herrmann, 2005.
 

Находки дирхемов 770-790 гг. на Балтике, по M. Müller-Wille, 2011.

К сожалению, издатели исследований по керамическим находках Гросс Штрёмкендорфа не приводят прорисовки находки, лишь сообщая о ней в числе других (Brorsson Т. The pottery from the early medieval trading site and cemetery at Groß Strömkendorf, Lkr. Nordwestmecklenburg, Wiesbaden, 2010, S. 43). Однако сам факт археологического подтверждения связей ободритов и словен ещё до призвания Рюрика кажется очень значительным. Насколько мне известно, до этого на территории Германии ладожскую керамику ещё не находили, что, впрочем, скорее всего объясняется недостаточным опытом немецких археологов в этом вопросе.
 
Сама по себе ладожская керамика схожа с менкендорфской керамикой балтийских славян, так что российскими археологами не раз высказывалось мнение о происхождении ладожского типа от менкендорфского. Шведский же исследователь, занимавшийся керамикой из Гросс Штрёмкендорфа, до этого занимался ладожской керамикой северной Руси, поэтому, очевидно, и смог определить находку из Гросс Штреёмкендорфа как ладожский тип. Кажется любопытным его замечание о том, что однотипная сосуду из Гросс Штрёмкендорфа керамика была найдена на Рюриковом городище, однако, хронологически гроссштрёмкендорфская находка получается значительно древнее.
 
Вполне возможно, что находка отнюдь не является единственной в своём роде, и привлечение российских специалистов для исследований огромного, накопленного за десятилетия материала славянских керамических находок юга Балтики поможет открыть много нового в истории региона.
 
Андрей Пауль, историк